Дек
17
ОБЛОЖКА  ПЕРВОГО  ИЗДАНИЯ  МЕМУАРОВ  Н.  ПЛЕВИЦКОЙ В РОССИИ  В 1993 ГОДУ.
(Написаны автором, Берлин- Париж в 1925 г.).
 ИЗДАЛА  КНИГУ  ПИСАТЕЛЬ  –  РАКША  ИРИНА  ЕВГЕНЬЕВНА. ( ©  И.Е.  РАКША. 1993 )
Дёжкин карагод

Алексей Ремизов

Венец

Предисловие

В Святой  вечер шел Христос и с ним апостол Пётр, просимым странником, шёл Христос с верным апостолом по земле. Огустевал морозный вечерний свет.

Ночное зарево от печей и труб, как заря вечерняя, пожаром разливалось над белой — от берегового угля, нефти, кокса еще белее — снежной Невой.

Шел Христос с апостолом Петром по изгудованному

призывными гудками тракту. 

* * *

И услышал Петр: из дому пение — на улицу. Приостановился  — там в окнах свечи поблескивали уныв- но, как пение. И вот в унывное пробил быстрый ключ — вознеслась рождественская песнь:

«Христос рождается —

Христос на земле!»

 Обернулся Петр: хотел Христа позвать войти вместе в дом — а Христа и нет.

— Господи, где же Ты?

А  Христос  —  вон  уж  где!  Мимо  дома  этого  прошёл

                                                                                                                      Алексей Ремизов

 Христос  — слышал божественное  пение, не слышать  не мог — и прошёл. Петр вдогон.

 «Христос рождается —

Христос на земле!»

 С песней нагнал Петр Христа. И опять они шли, два странника, по земле.

                                                                                                         * * *

По дороге им попался другой дом: там шумно, песня, и слышно — на голос подняли песню, там смех и огоньки.

— Под такой большой праздник бесстыжие пляшут! И Петр ускорил шаги. И было ему на горькую раз-

думу за весь народ: «Пропасть  и беды пойдут, постигнет

Божий гнев!»

И шёл уныл и печален — жалкий слепой плач омрачал его душу. Вдруг спохватился — а Христа и нет.

— Господи, где же Ты?

А Христос — там! Или входил Он в тот дом и вот вы- шел? Христос там — у того дома: и в ночи свет — светит, как свет, Венец на Его голове.

Хотел Петр назад, но Христос сам шел к нему. И воз- звал Петр ко Христу:

— Я всюду пойду за Тобой, Господи! Открой мне: там Тебя величали, там Тебе молились, и Ты мимо прошёл, а тут — забыли Твой праздник,  песни поют, и Ты вошел к ним?

— О, Петр, мой верный апостол, те молениями  меня молили и клятвами заклинали, но их чёрствое сердце было далеко, и мой свет не осиял их сердце, и хвала их негодна

Богу, и людям постыла: а у этих — сердце их чисто и песни их святы, и я вошёл к ним в дом. И вот Венец: сплетён из слов и песен — неувядаем, видеть всем.

                                                                                                             * * *

В Святой вечер шел Христос и с ним апостол Петр. И в ночи над белой Невой — над заревом от печей и труб сиял до небес  венец

— пусть эта весть пройдет по всей земле! —

не из золота, не из жемчуга,

а от всякого цвета красна и бела

и от ветвей Божия рая

неувядаем Венец

от слов и песен чистого сердца.

Это предисловие было написано
А. Ремезовым в эмиграции в 1926 г.
по просьбе Н. Плевицкой. Специально
к изданию книги её мемуаров.